Holy Virgin Protection Russian Orthodox Church, 301 Handy St., New Brunswick, NJ 08873, USA
 
МЕНЮ
ПРАВОСЛАВНАЯ ПОЭЗИЯ / ИЕРОМОНАХ ВАСИЛИЙ

Стихи иеромонаха Василия (Рослякова)


Иеромонах Василий (в миру Игорь Иванович Росляков; 23 декабря 1960, Москва — 18 апреля 1993, Оптина пустынь, Калужская область) — иеромонах Русской православной церкви, выпускник МГУ, мастер спорта международного класса, капитан сборной МГУ и член сборной СССР по водному поло, поэт, один из трёх иноков, убитых в Оптиной пустыни в пасхальное утро 1993 года (двое других — иноки Ферапонт и Трофим).

Отец, Иван Фёдорович Росляков — военный. В годы Великой Отечественной войны сражался на Северном флоте, после окончания войны служил в правоохранительных органах. Мать, Анна Михайловна, работала ткачихой на московской фабрике.

Вскоре после рождения Игорь был крещён с именем Игорь — в честь благоверного Великого князя Игоря Черниговского.

Закончил факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова. Серьёзно занимался водным поло. Выступал за университетскую команду по водному поло, в то время одну из сильнейших в СССР. В его активе — звание лучшего игрока чемпионата Европы среди юношеских команд.

В ноябре 1987 года бывшая в советское время музеем Оптина пустынь была передана Русской православной церкви. Началось восстановление обители, а 3 июня 1988 года в ней прошло первое богослужение. Узнав о возрождении пустыни, Игорь решил её посетить и приехал в обитель — послушником, вскоре после состоявшегося 6 июня 1988 года прославления преподобного Оптинского старца иеросхимонаха Амвросия (Гренкова). Пробыв малое время в обители, Игорь почувствовал желание остаться в ней. Он вернулся домой, чтобы рассчитаться с мирскими делами, и 17 октября 1988 года вновь приехал в обитель — на этот раз навсегда. Так случилось, что в этот приезд его поселили в келии самого старца Амвросия.

29 апреля 1989 года, в Страстную Субботу, был принят в братию. Так писал он в это время в своём дневнике:

"Милость Божия даётся даром, но мы должны принести Господу всё, что имеем."

5 января 1990 года Игорь был пострижен в иночество с именем Василий в честь святителя Василия Великого.

8 апреля 1990 года инок Василий был рукоположен во иеродиаконы, и 9 мая, на Преполовение Пятидесятницы, впервые произнёс проповедь.

23 августа 1990 года был пострижен в мантию в честь Московского Христа ради юродивого Василия Блаженного.

21 ноября 1990 года, на Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных сил бесплотных, был рукоположён во иеромонахи.

В пасхальное утро 18 апреля 1993 года отправился по послушанию в скит — исповедовать причащающихся на средней скитской Литургии. По пути услышал колокольный звон — звонили иноки Ферапонт и Трофим. Звон вдруг неожиданно оборвался. Отец Василий направился к звоннице. Навстречу ему шёл незнакомый человек, который, поравнявшись, нанёс ему удар длинным кинжалом. Около часа отец Василий ещё был жив, но рана была смертельной — кинжал пронзил почку, лёгкое и повредил сердечную артерию, и до конца литургии отец Василий скончался. Как было вскоре обнаружено, на звоннице таким же образом были убиты иноки Ферапонт и Трофим. Следствием было установлено, что о. Василий встретился лицом к лицу с убийцей и меж ними был короткий разговор, после которого о. Василий повернулся к убийце спиной.

Последняя запись в дневнике отца Василия:

"Духом Святым мы познаём Бога. Это новый, неведомый нам орган, данный нам Господом для познания Его любви и Его благости. Это какое-то новое око, новое ухо для видения невиданного и для услышания неслыханного. Это как если бы тебе дали крылья и сказали: а теперь ты можешь летать по всей вселенной. Дух Святый — это крылья души."



Россия

Мать Россия древняя седая,
Как благословить судьбу твою?
Радуются недруги – терзая
Православной веры чистоту.
Злые тени кружат над тобою,
Век за веком в пляске роковой
Силы тьмы проходят пьяным строем:
Лжепророки, демоны, разбой.
Смерть святых, порушенные храмы,
Слезы вдов и нищенство сирот,
Вновь и вновь тебя толкают в яму
Как убийцу в каторжный острог.
Но стоишь на зависть ты злодеям,
Вера православная крепка.
Русь огнем горит, не дымом тлеет
Сея слово Божие в сердцах.
И на век с Россией наши души,
Мы едины ныне и во век
Праведную веру не заглушат,
Не затмят святых пророков свет.
Мать Россия древняя седая,
Как благословить судьбу твою?
Радуются недруги – терзая
Православной веры чистоту.


Мой Бог – Любовь моя и счастье...

Мой Бог – Любовь моя и счастье,
Надежда и опора и мечта
Над миром разразилося ненастье
И тихо умирает красота.
Творца вселенной Всеблагаго,
Божественную Благодать,
Забыл народ Российский снова
И Приснодеву Его Мать.
Я призываю, РУСЬ СВЯТАЯ,
Восстань из пепла и проснись,
Иначе, словно дым, растаешь,
Построив, свой ты коммунизм.
Как прежде, попраны святые
Вновь правит бал свой сатана
И кровь от страха в жилах стынет:
Куда идешь, моя страна?
Безбожный мир, сатанисты и масоны,
Ведут войну исподтишка за грош,
И души праведников стонут:
Доколе правит клевета и лож.
Народ все пьет, а молодежь в дурмане,
Безмолвный крик тех нерожденных до небес,
Вот коммунизм увидели мы с вами,
В стране еще стоит тот идол бес.
В умах туман, гниль и броженье,
Сектанты, воры и шпана,
А Русь ведь Господу в служенье,
Куда идешь, моя страна.
Природа задыхается от смрада,
Машин, заводов и других стихий.
Опомнись, человек, не надо,
Все гибнут реки, птицы и сады.
Погибнет солнце разума Живаго,
И крылья обгорят твоей мечты
Погибнет чудо нашей жизни слово,
Любовь погибнет чудо красоты.
Погибнет, все, что ты создал в мученьях
В труде безмерном за семь тысяч лет.
Не передашь грядущим поколеньям
Души своей неугасимый свет.
Прошу, тебя, человек, не надо,
Остановись, не убивай себя.
Молись Тебе, мой Бог, моя награда,
Молюсь Тебе, ликуя и скорбя.
Я призываю, Русь святая,
Одень кресты, возьми свой меч,
Христовым светом возсияешь,
Родную землю сможешь уберечь.
Мой Бог – Любовь моя и счастье,
Надежда и опора и мечта
Над миром разразилося ненастье
И тихо умирает красота…


Ты твердишь – Бога нет...

Ты твердишь – Бога нет
Сам собой настал свет
Вся вселенная так сотворилась
Сонм безчетных миров,
Безпредельный покров.
Как, откуда они появились?
Вверх глаза подними,
Сколько звезд посмотри,
Как алмазы блестят и сияют.
Кто их там утвердил?
Им закон положил,
Чьи веленья они исполняют?
Мир прекрасен велик,
Он людской не постиг
Шар земной во Вселенной ничтожен,
Кто же мир весь создал,
Как на чем основал,
Чей Закон для него непреложен.
Человек – прах земли,
Вот хоть это пойми
Ты ничтожен как прах во Вселенной,
Кто тебя сотворил,
Всем как есть наделил,
Бережет как алмаз драгоценный.
Обольстившись пустой и безумной мечтой,
Обезьяну отцом называешь,
От нее говоришь, люди все родились,
От кого обезьяна не знаешь.
От начала всего
Мир не видел того,
Чтоб людей обезьяны родили,
А мы видим теперь,
Чрез открытую дверь
Что людей в обезьян превратили.
Бога знать не хотят, нет души говорят,
Человека с животным ровняют,
И в культурный наш век низко пал человек
Хуже зверя подчас поступает.
Души жгут табаком, заливают вином,
В них отраду и счастье находят
Сеют злобу, вражду –
Пожинают нужду.
Безпокойно весь век свой проводят.
Бога трудно им знать, потому что сравнять
Человека стремятся с животным,
Своих ближних гнетут,
К смерти вечной идут
Без надежды, без чувств, беззаботно.
Друг пойми, что любовь поднимает покров
И ведет к вечной правды познанью,
Что лишь в Боге одном жизни мир обретен,
Без Него же не жизнь – а страданье.


Святая Русь

Святая Русь не вынесла удела
И разрешилась бременем скорбей,
Акафистом любви себя отпела
За веру, за отечество, царей.
За синь озер, за ветров вдохновенья,
За милости призвавшего Творца,
За сладкое молитвы упоенье
В глуши лесной монаха чернеца.
За светлую печаль икон венчальных,
За буйство трав и кротость мудрецов,
За звон колоколов своих прощальных
И вечную любовь святых отцов.
О, Русь, судьбы моей причина,
Своих детей терзающая мать,
Святая Русь надежда и кончина,
Слепая Русь помчавшаяся вспять.
Тебя обманутую, жалко, и дорогую,
Тебя отпетую в который раз,
Раздетую, разутую, глухую и немую,
Стреляют, мучают, кидают в грязь.
О, Русь, моя стань Вышнему невеста,
Взойди на Крест обителью любви,
И там на нем в молитве за нас грешных
С Невестой Неневестной отмоли.
Святая Русь не вынесла удела
И разрешилась бременем скорбей,
Акафистом любви себя отпела
За веру, за отечество, царей…


Боже, спаси мою Родину

Боже, спаси мою Родину милую,
Дай ей в великое сердце вожатые,
Вооружи ее мирною силою,
Нивы хлебами покрой ее сжатые.
Реки ее напои из небесного,
Море лазурного влагою чистою,
В дебри спаленного края безлестного
Ветром сосну занеси золотитстую,
Долго родную безвинного кровавили,
Скорбно кресты поднялись по окраинам,
Сгибли ее льненокудрые Авели,
Смерти закон созидается Каином,
Но до конца ее край не расхитили,
Целы сокровище Богу угодного,
Знать от беды защитили святители,
Светлые кладези моря народного.
Знать матерей безутешных моления,
Слезы горующие, стоны сердечные,
Ночь донесла в неземные селения.
Верить в щедроты Твои безконенчные,
Глянул с Престола Ты вниз на Вселенную
Землю увидел горошину малую,
Русь, государство – вдовицу смиренную,
Ризу смирягу от крови всю алую.
Сжалился, Ты, над страданьями крестными,
Счастья росток посадил над могилою,
Боже, овей ее снами чудесными,
Боже, утешь мою Родину, милую…


Я сказал, буду верен словам до конца...

Я сказал, буду верен словам до конца
Посмотрю за своим непутевым житьем.
И невольно прибавил на все что слегка
Отвечать стану я молчаливым кивком.
Я немым оказался на людной земле,
Безсловесно смотрел на распятье Добра
И раздумья одни воцарились в душе
И безумная скорбь одолена меня.
Запылало отчаяньем сердце мое
Загорелися мысли незримым огнем
И тогда в поднебесье я поднял лицо
Говорить начиная другим языком:
Подскажи мне, Владыка, кончину мою,
Приоткрой и число уготованных дней,
Может я устрашусь оттого что живу,
И никто не осилит боязни моей.
Приоткрой и потом от меня отойди,
Чтобы в скорби земной возмужала душа,
Чтобы я укрепился на Крестном пути,
Прежде чем отойду и не будет меня.


Пришлые, Боже, в наследье вошли...

Пришлые, Боже, в наследье вошли,
В Святилища как в кладовые вступили,
И город великий, столицу земли,
В хранилище снеди людской обратили.
На век ублажили они воронье,
Кормя его в волю глазами людскими
И было довольно земное зверье
Питаясь по норам телами святыми.
И так полюбилась им наша земля,
Что воду они перепутали с кровью
И долгое время горчило слегка
Зерно напоенное этой любовью.
Мы стали посмешищем мира всего,
Молчим, а глаза свои в сторону прячем,
Но сколько же, Господи, сердце Твое,
Еще не услышит сыновьего плача?
Сколько еще отплатить мы должны
В счет прегрешений хмельного отцовства,
Мы уж и так, как пригоршня золы,
Ветром которая в поле несется.
Что б не твердили нам, где же наш Бог?
Сам отомсти этим скраденным пришлым,
Только б увидеть униженный мог,
Только б сумел погребенный услышать.
Пусть содрогнется пред Господом твердь,
От всех воздыханий прошедших безвестно,
Тогда может нас, обреченных на смерть,
Спасешь Ты невидимо Духом чудесным.


•  В Начало  •


ИНФО

Икона сегодняшнего дня









Цитата:


Православные праздники